Врата мистерий

РИТУАЛЫ САМАЙНА И БЕЛТАЙНА КАК ВОПЛОЩЕНИЕ СОЛЯРНОГО ЦИКЛА

Е. Г. Зайченко (Сириэль)
Когда в конце XIX века возродился интерес к духовному миру «варварских» народов, У Б. Йейтс высказал интересную мысль: «Природная магия ведет свое происхождение от кельтов, потому что для них во всякой вещи сквозила тайна».
В известной нам части друидического учения природная магия едина с небесными явлениями. Архетипическая связь между основными праздниками года и солярным циклом — закономерность индоевропейской мифологии. Ритуалы, связанные с огнем вообще и разжиганием костров в частности, часто отражают на земле небесный путь Солнца. Но для кельтов «огненные праздники» имеют особый мистический оттенок, связанный с открытием врат в Иной Мир.
В их календаре наиболее соответствуют «огненной» традиции дни Самайна и Белтайна. Эти противопоставленные друг другу праздники гармонично дополняют друг друга. Отчасти их можно обозначить как «Врата Зимы» и «Врата Лета». С началом весны и осени у кельтов связаны праздники Имболк (1 февраля) и Лугназад (1 августа), но их мистерии меньше связаны со стихией огня и не таят в себе возможности Перехода в Иной Мир. Поэтому будем говорить именно о Самайне и Белтайне, как соединяющих людей с Миром Ирреальным.
Исторически сложилось, что традиции Самайна более популяризированы под именем Хзллоуина (название происходит от «олл холлоуз ив» — «День всех святых»). Несмотря на христианизацию, он сохранил древнюю традицию и первозданную атмосферу Полночных Таинств. Самайн — один из древнейших языческих праздников, и отмечался всюду, где жили кельтские племена.
Это своеобразный «Кельтский Новый Год», называемый «днем между двумя годами». Подобное неопределенное, промежуточное положение времени и места издревле считалось магическим. Тем более, что Самайн часто выпадал на «время Темной Луны» (т. е. новолуние). По словам А. и Б. Рисов, для кельтов этот день связан с понятием Времени и отчасти — с Вечностью.
Название праздника есть именем Самхейна — божества и хранителя Порога между Миром Людей и Миром Предков, «Тем Светом». По его воле в ночь с 31 октября на 1 ноября Порог исчезает, и мир людей соединяется с потусторонним миром, нарушая все законы времени и пространства. Воля Самхейна не распространяется на сам Потусторонний мир (там правит бог Суцеялус), но обитатели обоих миров оказываются в непосредственной близости друг от друга.
Мифологически, часть весьма значительных событий кельтского эпоса приходится на Самайн. Это, например, заключение Дагдой (богом Жизни и Плодородия) и Морриган (богиней Войны) союза против фоморов; война с фоморами длилась от Самайна до Самайна; на Самайн валлийский бог Пуйл одолел похитителя своей супруги, и на землю опустилась зима; именно на Самайн погиб Кухулин. Даже в жизни богов и героев это — день могущественной силы, которая необратимо преображает все, независимо от того, прикоснется она к жизни или вторгнется в нее...
Для людей Самайн — шанс на встречу с Предками или даже со своей Судьбой. Часто мистерии новогодних праздников вообще и Самайна в частности связаны с возрождением Солнца усилиями человеческой души. В таинствах многих религий Огонь Небесный внутренне родственен Огню Земному.

 

В этом аспекте интересен друидический ритуал на Самайн. В городе Тлахтга (в 12 милях от Тары) собирались друиды и зажигали главный священный костер, который поглощал жертвенные дары. Потом гасились очаги по всей Ирландии, и вновь их зажечь уже можно было только от огня Тлахтги. После этого люди жгли свои праздничные костры, на улицах появлялись ряженые. Шутки последних не всегда были безобидны.

Если говорить о традиции тыквенного светильника-страшилки, то он прямо указывает на древний кельтский культ человеческой головы. Это могла быть голова врага либо предка. Поскольку голова считалась вместилищем духа, то живые таким образом овладевали доблестью врага или получали помощь предка. Изначально свеча вставлялась именно в череп, чтобы отпугнуть недоброжелательные силы.
По части предзнаменований и тайных знаков Самайн превосходит Белтайн. В последнем нет жуткой близости сил смерти и столкновения с неотвратимой судьбой. Этот день (31 апреля) посвящен Солнечному божеству Белу, и само название переводится как «Огонь Бела». В Белтайн открывались важнейшие врата между мирами. Но в отличие от Самайна, у этого дня «светлый» оттенок Священного Брака между Сакральным и Профанным, Миром Людей и Миром Иным. В Белтайн Томас Рифмоплет встретил Королеву Эльфов.
Считалось, что в этот день вход в волшебные холмы открыт, и кто встанет на рассвете, тот может увидеть их открытые врага.
Священные костры Белтайна символизируют расцвет силы Солнца, Жизни и Любви. Главный священный Огонь Белтайна зажигали в Уснехе.
Самые известные его ритуалы — праздник майского шеста (с определенным оттенком свободной плотской любви) и прогон скота меду двумя кострами для очищения.
Поскольку Врата в Иной Мир также были открыты, существовала опасность похищения его жителями. Поэтому следовало соблюдать определенные правила. Например, не носить зеленого, иметь при себе кисть рябины и т. д.
Интересно, что именно в более «опасный для жизни» Самайн можно было вернуть похищенного. Привлекает внимание не только противопоставление Самайна и Белтайна по принципу Смерть-Жизнь, Тьма-Свет, но и немалое их сходство.
И тот, и другой характеризуются разжиганием священных костров. В оба дня происходит влияние Миров, проникновение к людям сил Иного Мира. Опасность Самайна в этом смысле — встреча с недобрыми Слуа Ши (позднее их называли просто «злыми эльфами») и Дикой Охотой. Последняя характерна и для германского мира, но у кельтов воинство мертвых ведет король Потустороннего мира. И у тех, и у других встреча с ней предвещает опасность или смерть. Белтайн известен как время обретения сил и исполнения желаний В психологическом ключе его опасность — потеря личности в бессознательном, в мифологическом — «похищение эльфами». Благой аспект Самайна — встреча с предками и помощь от них либо обретение сверхъестественнго знания ради спасения того, что по-настоящему дорого.
Интересно, что период от Белтайна до Самайна в кельтском календаре называется «Большое Солнце», а от Самайна до Белтайна — «Малое Солнце».
Это наводит на мысль, что оба праздника были не только Огненными Вратами Иного Мира, но и своеобразными Солнечными Вратами, через которые осуществляется Угасание и Возрождение Жизнетворного светила. А сами ритуалы празднования отчасти воспроизводят на земле небесный цикл.